foxina_engineer

Categories:

Предельные задачи Человека

В 335 номере газеты Суть времени С.Е. Кургинян раскрывает крайне важную и крайне серьезную и на мой взгляд политически актуальную тему о предельных задачах Человека. Сам отрывок я размещаю ниже.

Но перед этим немного рефлексии. Мне долго не давал покоя (да и сейчас не дает) мысль о том, в чем на самом деле различие между сторонниками существующей системы и ее противниками. То есть, я понимаю, что у меня есть весьма серьезные претензии к этой самой системе. Но я также понимаю, что мои претензии носят качественно, практически диаметрально иной характер, чем у тех, кто в августе прыгал на площадях. Публикуемый мной отрывок помогает ответить на вопрос о различиях достаточно коротко. Я хочу, чтобы система начала работать на восхождение человека, на создание Человека с большой буквы и именно в этом я вижу коммунизм или движение к нему. Я категорически против потреблятства, супер- и гипермаркетов, кино с покорном, бьюти-блогеров и прочей лабуды. Человек должен быть обеспечен материально так, чтобы он мог физически воспроизводить себя и свою жизнь. Точка. А система не дает многим людям такой возможности. И в этом моя претензия к ней в материальном плане. Но намного больше претензий к ней в плане нематериальном, духовном: образование, культура и т.д. То есть система не дает людям быть людьми не только в физическом плане, но и самое главное в плане духовном! В этом, кстати новизна эпохи. Если раньше капиталисты расчеловечивали людей за счет зверской эксплуатации, то теперь они делают это путем форматирования их внутреннего мира посредством культуры (кино, телевизор, интернет). Вот что неприемлемо! А не то, что мало потребления. Для бегающих же по площадям, есть у меня такое подозрение, главное — это именно увеличение потребления ради потребления. А это вот это и есть путь к тому постчеловеку, который должен прийти на смену человеку для того, чтобы власть имущие мира сего сохранили власть.

«Разница между Богом и Человеком с большой буквы состоит в том, что Бог для религиозного человека просто существует и всё. А тот, кто верит не в Бога, а в Человека с большой буквы, не может сказать, что этот человек существует. Он должен сказать, что этот человек созидается, формируется в процессе исторического восхождения. И что есть условия, позволяющие сформировать такого человека. Равно как есть условия, в которых этот человек сформироваться не может.

И теоретически, и на практике было доказано, что буржуазное общество, как и любое другое классовое общество, не может сформировать Человека с большой буквы. Потому что формирование такого человека немыслимо без соединения обычного человека со своей родовой сущностью, которая для тех, кто верит в Человека с большой буквы, строго тождественна Богу религиозного человека.

Человек с большой буквы не может сформироваться в условиях отчуждения, а капитализм это отчуждение непрерывно наращивает — вот главная истина Маркса. Не ради справедливого распределения продуктов труда необходим коммунизм — хотя и ради этого тоже. Но если всё сведется к этому распределению, то неизбежно восторжествует потребительское мещанство. Поэтому справедливое распределение — лишь пролог к уничтожению отчуждения от родовой сущности. И это — азы настоящего марксизма. Сведете всё к справедливому распределению — получите гуляш-коммунизм в его позднесоветском варианте.

Для того чтобы человек соединился со своей родовой сущностью, необходимо чтобы выполнились следующие взаимозависимые условия.

Условие № 1 — полнота творческой реализации каждого человека, осуществляемая за счет раскрепощения и пробуждения в человеке высших творческих способностей.

Условие № 2 — социальная гармония, которая столь же немыслима вне всеобщего творчества, сколь само это творчество немыслимо вне социальной гармонии.

Подчеркиваю: вне социальной гармонии немыслимо именно тотальное творчество. Какие-то индивиды могут творить и в условиях дисгармонии. Но все в условиях дисгармонии творить не могут. А капитализм не только не хочет преодоления дисгармонии, эта самая дисгармония есть внутренняя суть капитализма, как и каждого классового общества. Но капитализм доводит дисгармонию до предела и кладет в основание человеческого удела. В том числе и потому, что он как раз не религиозен, а его болтовня о восхождении к высшему человеку очень быстро показала свою спекулятивность. Это поняли уже романтики в первую четверть XIX века. А всё западное человечество, да и всё человечество в целом поняло это с предельной непреложностью после начала Первой мировой войны.

Условие № 3 — антропоургия. Ввожу этот термин по аналогии с теургией, которая представляет собой не языческую или неоплатоническую магию, а преображение всего бытия на основе обожения, богодействия, богочеловеческого творчества. Для религиозного человека результатом такого творчества должно быть преображение всего и вся. Всякой твари, всякого материального тела. Речь идет в первом приближении об изгнании энтропийного, всеразрушительного начала из каждой клеточки материального бытия. В противном случае непонятен сам тезис о воскресении в теле. Потому что непонятно, в каком теле должно произойти воскресение. А без тезиса о воскресении в теле полноценного христианства не существует. Да и вообще полноценная религиозность проблематична, если речь, конечно, не идет о гностическом растворении в ничто.

Это высшее божье дело всеобщего преображения, оно же — теургия, высший светский гуманизм делегирует не Богу, сотрудничающему с человеком, а самому новому строящемуся человеку. Его-то я и называю антропоургией.

Человеку мало творчества и социальной гармонии для того, чтобы преодолеть отчуждение. Ему нужно еще и особое ощущение того могущества, которое в пределе становится всемогуществом и которое направлено на получение новой земли и нового неба. То есть на фактическое преображение вселенной.

Такое преображение, оно же — изгнание из вселенной зла, именуемого смертностью, тленностью и так далее, — является неотменяемой целью Человека с большой буквы. Ради решения этой задачи такой человек строится. И будучи построен, он должен обрести могущество, дабы осуществить преобразование всего бытия.

Условие № 4 — духовная трансфинитность. Размыкая рамки бытия, человек должен одновременно размыкать свою конечность и во времени, и в пространстве. О возможности такого размыкания говорят не только теологи, но и ученые, утверждающие, что любое материальное тело, человеческое в том числе, представляет собой на самом деле сложно организованный волновой пакет. А раз так, то границы и пространственные, и временные, есть в конечном итоге нечто условное. Для тела такие границы есть, а для волны их фактически нет. Потеря гнетущей замкнутости в определенных границах нужна человеку ничуть не меньше, чем всё остальное. И когда религиозные люди говорят о синергии, о духовности, позволяющей преодолеть свою ограниченность, то они имеют в виду именно это.

Представители высокого светского гуманизма осознают необходимость подобного преодоления столь же остро, сколь и религиозные мистики. Но только для представителей высокого светского гуманизма и это преодоление является задачей Человека с большой буквы, а не делом божьим.

В XXI веке бессмысленно продолжать острый конфликт между теми, кто различным образом намерен преодолевать четыре человеческих отчуждения, они же — отчуждение от Бога или отчуждение от родовой сущности. Главное в том, что это преодоление отчуждения надо осуществить. И что без этого преодоления или по крайней мере таких малых шагов в его сторону, которые вновь породят в человечестве надежды на конечные результаты, род человеческий сам тем или иным способом ликвидирует себя. Потому что жизнь вне надежд на эти преодоления, она же — жизнь в абсурде, окажется для человечества чересчур мучительной. И в итоге, побесившись немного по поводу разного рода удовольствий и потреблений, человечество просто уничтожит себя.

Понимают ли это современные хозяева жизни? Безусловно, понимают. И делают на основе этого понимания определенные выводы. Выводы эти таковы.

Если человек не может преодолеть отчуждение в условиях классового общества, в условиях любых форм господства и если человек не может жить, не преодолев отчуждения, то во имя продления господства человек должен умереть. А его место должен занять постчеловек. На решение этой задачи брошены сейчас триллионы долларов. Постчеловек — это человек, не терзаемый ощущением отчуждения. Это человек, который перестает страдать от отчуждения не потому, что оно преодолено, а потому, что ему становится на это наплевать. Это человек, готовый жить удовольствиями и только удовольствиями».


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded