foxina_engineer

Category:

Газета Правительства РФ назвала "борцов" с домашним насилием "далекими от практики людьми"

Госпожа Матвиенко рассказывает нам об удивительном единодушии в Правительстве РФ по поводу закона о семейно-бытовом насилии (СБН). Вчера  я указал на то, что это картина ложная, потому что как минимум тезисы, озвученные Минюстом, прямо противоречат позиции сторонников закона о СБН.

Вчера же копилка аргументов об отсутствии единства в Правительстве пополнилась. Произошло это после того как на глаза мне попалась статья не где-нибудь, а в Российской газете! Это, если кто-то не в курсе, официальный печатный орган Правительства Российской Федерации. Дата публикации материала — 25.11.2019. Автор — Владислав Куликов. То есть это «свежак» и явным образом приурочен к дискуссии о законе СБН. И в этой статье автор позволяет себе достаточно резкие высказывания в адрес т.н. борцов с семейным насилием.

Но обо всем по прядку. Статья начинается с того, что рассказывается о совершенно чудовищном, на мой взгляд, случае судебной практики. 

На сухом юридическом языке рассказ звучит так: женщина «из неприязненных отношений, возникших из-за поведения ребенка, который капризничал, толкнула малолетнего в спину, от чего последний испытал физическую боль, упал и заплакал». Заволжский районный суд Твери признал женщину виновной в совершении административного правонарушения по статье «Побои».

То есть мать, толкнувшая ребенка, который от этого толчка испытал только физическую боль без какого-либо вреда для здоровья, оказалась осуждена! Да не по уголовной статье, а по административной, но тем не менее. Прецедент создан! Теперь, получается, за любое действие, причиняющее физическую боль ребенку можно получить наказание. А мало ли случаев в быту, когда ты можешь сделать больно близкому человеку?  И доказывай потом случайно это было или нет.

Такая практика, как я уже писал ранее, фактически приведет к тому, что семьи фактически не станет! Вместо совместного человеческого преодоления сложных ситуаций, мы будем иметь юридическую процедуру! На мой взгляд такие случае вообще не должны рассматриваться судом, потому что это абсурд. Это та область, куда вообще нельзя вторгаться, ибо вторжение со стороны не решает ситуацию, а усугубляет ее. 

Разрушение семьи
Разрушение семьи

Что я имею в виду? Вот мама в сердцах толкнула своего ребенка. Вред здоровью ребенка не нанесен. Он просто расстроился. И мама наверняка расстроилась. Такое бывает. Это вполне жизненная ситуация. Но далее мама в 99% случаев понимает, что была не права. И потому далее своей родительской любовью она искупает свой поступок. В 99% случаев через неделю, месяц или год этот случай вообще уйдет из семейной памяти, как незначительный эпизод. Так работает семья и человеческие отношения. А вот теперь, когда мать осудили, это останется с ними навсегда. И как в дальнейшем будут строиться отношения матери и ребенка — большой вопрос. Вот и возникает вопрос, а нужно ли такое вмешательство? Какую задачу оно решает?

Но вернемся к статье. Куликов отмечает: «Самое пикантное, что трудотерапия незадачливой мамы из Твери (теперь вечерами она должна отрабатывать наказание, оставив сына с кем-то из родных), стала возможной стараниями сторонников именно такой точки зрения. Они несколько лет назад добились, чтобы статья, наказывающие за семейные побои, а конкретно - шлепки и пощечины - была перенесена из УК в КоАП».

По утверждению Куликова, суть в том, что раньше (до т.н. декриминализации), для того, чтобы осудить мать, ребенок или его законный представитель должны были подать на нее в суд. А поскольку мать и есть законный представитель ребенка, то, по мнению автора, фактически она должна была подать в суд сама на себя, что практически совершенно невероятно.

«Хорошо или плохо, что закон теперь позволяет легко наказывать родителей за шлепки и подзатыльники, отдельный и непростой вопрос. Но сейчас дело обстоит именно так», — констатирует Куликов.

На самом деле все не совсем так. Или даже совсем не так. До декриминализации и принятия т.н. «закона о шлепках» родителей и так привлекали к ответственности по статье 116 УК РФ. Ничего не стоило это сделать, если кто-то, например представитель ПДН, озадачивался сбором доказательств. И на практике РВС с этим сталкивалось. То есть дело тут отнюдь не в декриминализации. Наоборот, декриминализация позволила частично решить вопрос. В том смысле, что за шлепки родителей теперь стали привлекать не к уголовной, а к административной ответственности. Однако с точки зрения тех, для кого подзытыльник - недопустимое насилие, стало только лучше, потому что декриминализация облегчила привлечение. В этом смысле не понятно, чем же они еще не довольны?!

Но продолжим. Далее Куликов приводит следующие данные о том, что число граждан, которых наказали за побои родных и близких сократилось. Тем не менее они есть. 

«По данным Судебного департамента при Верховном суде РФ, за шесть месяцев за такие побои были наказаны в административном порядке 58,7 тысячи человек. В том числе 4 тысячи оказались под арестом, то есть получили до 15 суток, еще 7,1 тысячи отрабатывали грехи в свободное время: красили заборы, подметали улицы и прочее», — приводит статистику Куликов.

Это показывает, что побои не проходят безнаказанно, как про это кто-то пытается рассказать. Нет! Система очень даже действует. И снижение количества случаев побоев следует увязать с тем, что реально наказать человека за это стало проще. Не надо идти в суд, достаточно полицейского протокола и справки из больницы.

Но самое интересное заключается в следующих фразах Куликова: «Кто-то пустил в народ ляп о якобы "декриминализации домашнего насилия". На самом деле ничего подобного не произошло».

К кому же обращается автор со страниц официального печатного органа Правительства РФ? Кто же этот кто-то? Уж не госпожа ли Матвиенко со товарищи или лоббирующие соответствующие законы НКО?

Далее еще один интересный пассаж: «<...>В то время, как далекие от практики люди просят вернуть "Побои" в Уголовный кодекс, реальные пострадавшие предпочитают все-таки суд по КоАП».

Опять же, хотелось бы знать, а кто эти «далекие от практики люди»?

Ну и далее: «Знаменитая милицейская фраза "вот убьет, тогда позвоните", появилась в старые времена в том числе из-за того, что статья "Побои" была в УК и относилась к делам частного обвинения. То есть пострадавший должен сам выступать обвинителем на своем процессе. Соответственно, готовить все документы тоже должен был он. По сути закон оставлял жертву один на один с обидчиком. Именно за возвращение такой системы (и по факту, за упрощение жизни тиранам и дебоширам), ратуют те, кто протестует против пресловутой "декриминализации домашнего насилия"».

То есть, фактически говорится о том, что борцы с насилием в семье на самом деле выступают за упрощение жизни тиранам и дебоширам. А от себя я добавлю, что закон о СБН вообще не про тиранов и дебоширов, — он на самом деле про вторжение в семью по любому поводу в корыстных интересах НКО.

Сегодня вот мать осудили за то, что она причинила физическую боль ребенку без ущерба для здоровью. Представьте, что завтра можно будет также судить за психологическое насилие (например, крик) или экономическое насилие (например, лишение карманных денег) в отношение ребенка или супруга/супруги. Это ли не абзац?!

Но главное в том, что достаточно резкие слова в отношении т.н. борцов с домашним насилием прозвучали со страниц официального печатного органа Правительства РФ. Так есть ли единодушие в Правительстве по поводу закона СБН о котором говорит Матвиенко? Или госпожа спикер Совета Федерации зачем-то выдает желательное за действительное?

Я не к тому, что надо праздновать и расслабляться! Наоборот подобные статьи, а также тезисы Минюста, выступления экспертов в СМИ говорят о том, что никакой предопределенности нет, как бы некоторые высокостатусные лица не хотели убедить нас в обратном. И следовательно все определит борьба. А значит надо сопротивляться и наращивать это сопротивление!

#Матвиенко #РоссийскаяГазета #Домашнеенасилие #ЯНеХотелаУмирать


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded