foxina_engineer

Category:

Нет ничего хуже отказа от борьбы, когда борьба необходима или очередной "хитрый план"

Война вокруг принятия закона о СБН находится в самом разгаре. При этом надо сказать, что со стороны просемейных патриотических сил достигнуты некоторые успехи.

Например, если ранее телеканал Россия-1 в лице своих представителей Владимира Соловьева и Дмитрия Киселева проводили линию на поддержку закона СБН, то в прошлую среду 27.11.2019 на передаче у того же Соловьева во второй части передачи была высказана достаточно резкая критика в его адрес.

Также активизировалась православная общественность. Например с резкой критикой  закона на радио и прочих каналах продолжает выступать консервативный политолог Сергей Михеев. Кроме того, продолжается общественная дискуссия, которую также не стоит недооценивать.

Кстати, хочу обратить внимание, что остроту ситуации можно почувствовать, исходя из того, что записи передач Михеева, где он выступает с резкой критикой законтоворцев, подвергаются, вообще говоря, едва ли не цензурированию. Нет, происходит это не в прямом эфире. Просто как-то так получается, что продолжительность записи одной и той же передачи, которая выложена на официальном youtube-канале радиостанции ВестиFM существенно меньше, чем запись той же передачи, опубликованной на собственном канале Михеева.

Например, запись передачи «Железная логика» от 29.11.2019 на ВестиFM длиться 50 минут 27 секунд. А запись той же передачи на канале Михеева — один час, 16 минут, 57 секунд. И это отнюдь не из-за рекламы или каких-то вставок. Просто идет борьба.

И борьба дает свои результаты. Так, к концу прошлой недели зазвучали голоса о том, что де закон о СБН возможно будет переписан. В частности говорилось о том, что де из него уберут такие категории как «психологическое насилие», «экономическое насилие» и «сексуальное насилие».

Однако позднее, когда текст законопроекта наконец-то был опубликован, оказалось, что в нем осуществили замену шила на мыло. Так, вместо категории «психологическое насилие» появилась категория «деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания...». Чем это принципиально отличается от психологического насилия лично мне не понятно.

Эксперты же, проанализировав пришли к следующему:

«Законопроект стал короче, по сравнению с предыдущими известными черновиками в нём осталось 27 статей из 47, включая 9 пустых по смыслу статей о том, что имярек должен заниматься делами имярека. Убрали перечисления видов насилия, вынесение предписания шестнадцатилетним. Убрали радостно объявленное Пушкиной определение преследования, как и само это слово, то есть победила не пушкинская команда. Хотя смысл — не выяснять место жительства — оставили. Убрали сожителей (кроме имеющих общих детей), так что осталось непонятным, зачем остался термин «семейно-бытовое», а не «семейное» (впрочем, одну запятую, которая вернёт в закон любых партнёров, они запросто поставят во втором чтении).

Но, как видим, то, что получается, всё равно трудно назвать законом. Потому осталось убрать всё остальное».

Таким образом, борьба продолжается! И результат ее не предопределен! И вот тут бы всем здоровым патриотически силам надо бы усилить натиск и пустить в ход резервы, но появляются старые и печально знакомые господа, которые видят во вполне ясной картине свои фантазии, очередной хитрый план:

Вот так господин Носиков ловко раскрыл хитрый замысел. То есть, на самом деле феминистки не хотят, чтобы закон о СБН приняли, а хотят «повесить» на патриотические движения «трупы». А сами при этом хотят сидеть на грантах, рассказывая об ужасной варварской России.

Уважаемый господин Носиков. Ну вы пожалуйста войдите в берега и возьмите голову в руки. Вы поймите, что подобный закон уже много, где действует.

У лоббистов закона в разных странах практически идентичная аргументация. Это очень хорошо видно на примере «борьбы с насилием» в отношении детей. Так, в статье показывается, что тезис о «каждом пятом» ребенке, якобы подвергшемуся насилию был идентичен в совершенно различных странах. Например его применяли в США, в Израиле, в Казахстане, в Европе вообще, на Украине и в России.

То есть, очень высокая вероятность того, что мы имеем дело с действиями, осуществляемыми в соответствии с некоторыми методическими разработками. На это же указывают и эксперты, которые сравнивали как осуществлялось принятие закона в России и в других странах, например в Германии:

«Второе интересное совпадение — это однобокая эмоциональная кампания в средствах массовой информации (сравнимая с истерией), которая сопровождает введение данного законодательства в Германии и в России.

По мнению Элизы Ховен, профессора немецкого уголовного права из университета Лейпцига, однобокое эмоциональное освещение темы насилия в отношениях между мужчиной и женщиной немецкими средствами массовой информации оказало важнейшее влияние на процесс реформирования уголовно-правовой системы государства.

В одной из своих работ профессор Ховен проанализировала информационную кампанию, сопровождавшую внедрение новых поправок в УК ФРГ в 2016 году касательно насилия между мужчиной и женщиной. Она установила, что за всё время информационной кампании более 72% журналистских публикаций и интервью экспертов в немецких СМИ приводили исключительно аргументацию сторонников изменения закона, при этом только 17% материалов приводили доводы обеих сторон и лишь 11% — позицию оппонентов нового закона».

Если господин Носиков что-то упустил, так я напомню, что с лета 2019 года феминистками в сети началась оголтелая кампания #янехотелаумирать. В сеть начали выкладывать тонны постановочных фотографий барышень с намалеванными синяками. Потом эти барышни устраивали очень интересные акции.  Потом это начало крутиться в СМИ. Потом вышло на центральные каналы и, как заключение, мы видим внесение законопроекта с утверждениями целого спикера Совфеда о том, что «тянуть с внесением законопроекта не будем» и что в правительстве и парламенте де прекрасное единодушие по этому вопросу (хотя я приводил факты, которые показывают, что нет никакого единодушия).

В этой связи, я хотел бы спросить господина Носикова: а не слишком ли это сложная кампания, не слишком ли большие ресурсы привлечены для того, чтобы кто-то там что-то там смог чего-то говорить, сидя на грантах?

Кстати о грантах. Вы, господин Носиков вообще говоря понимаете, о каких средствах для освоения пойдет речь, если закон таки будет принят? Это же огромный штат нужен будет для контроля за семьями, это реабилитационные центры для пострадавших, это всякие программы помощи — все это потребует огромных бюджетных средств! При этом лоббисты закона, в частности госпожа Шульман, прямо говорит, что деньги есть, вопрос в том, что пока не введены определенные категории в закон, деньги не получается должным образом освоить!

Еще один факт. В прошлом раунде борьбы вокруг темы семейного насилия, когда патриотическим силам удалось одержать промежуточную победу и когда разного рода балбесы утверждали, что все это мелочи, которыми не следует заниматься... Так вот в прошлый раз обеспокоенность ситуацией с домашним насилием в российских семьях выразил аж целый комиссар Совета Европы.

А если все обстоит так, как я показал, то что значат Ваши, господин Носиков, рассуждения?! Вы фактически вместо того, чтобы мобилизовать силы на борьбу с законом, делаете прямо обратное! А между прочим борьба в самом разгаре, чаши весов колеблются и все может зависеть от усилия какого-то одного человека из того или иного лагеря! В этой ситуации фраза Дантона «Нет ничего хуже отказа от борьбы, когда борьба необходима» актуальна как никогда! Так Вы в этой ситуации на чьей стороне оказываетесь?!

И это мы только вступаем в полосу политической турбулентности. А что будет с Вами дальше, при еще большем нагнетании ситуации? Совсем крышу снесет? Так может Вам не заниматься тогда политикой?! От слова совсем!

#Соловьев #Михеев #Носиков #ЯНеХотелаУмирать #ДомашнееНасилие


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded