foxina_engineer

Category:

Закон СБН - гайдаровщина в семейной политике, или Кто для Матвиенко радикал

Вчера 11.12.2019 спикер Совета Федерации  Валентина Матвиенко заявила о том, что спешки при доработке законопроекта о СБН не будет:

«Мы до 15 декабря ждем предложения и мнения, все они требуют серьезного внимания и анализа. Мы не хотим устраивать спешку, никому не нужную. Мы потратим на доработку законопроекта столько времени, сколько потребуется, чтобы ни одно, как говорят, конструктивное предложение не было упущено»

То есть мы фиксируем изменение позиции. Это так, поскольку не далее как 25.11 Матвиенко утверждала, что тянуть с внесением законопроекта в Госдуму не будут, поскольку «и в парламенте, и в правительстве единодушная точка зрения, что нужны дополнительные меры по недопущению, по борьбе с домашним насилием».

Правда потом оказалось, что ни в правительстве, ни в парламенте никакого единодушия нет. А уж в обществе... Тут уместнее было бы сказать, что есть единодушие в понимании того, что такой закон нам не нужен. Причем от слова «совсем».

Соответственно, столкнувшись с сопротивлением, приходится начать как-то отыгрывать, говорить о том, что спешка не нужна, что допустить вторжения в семью нельзя. То есть как бы есть попытка договориться.  Но... это происходит весьма и весьма странным способом.

Во-первых, госпожа Матвиенко говорит о том, что «торопиться не надо». Одновременно с этим она почему-то оговаривает дату, мол ждем предложений до 15 декабря. Как одновременно можно говорить о том, что «торопиться не надо» и резко ограничивать время на внесение поправок!?

Во-вторых, госпожа Матвиенко, предложение противников законопроекта заключается в отказе от рассмотрения подобного закона. Дело не в каких-то там частностях и нюансах, дело в самой его концепции!

Потому что, как ни вноси поправки:

1. Понятие «психологическое насилие» никогда не будет иметь четких объективных критериев и в конечном счете всегда будет определяться субъективным мнением жертвы.

2. Это нарушает один из принципов права РФ —  необходимости формальной определенности, что в конечном счете приведет к нарушению уже основного принципа права, а именно равенства всех граждан перед законом.

3. Применение мер принуждения (в частности охранных ордеров) до решения суда есть нарушение презумпции невиновности.

4. Законопроект фактически  вводит параллельную систему права только для членов семьи, что  по сути своей является  дискриминацией.

И это только с концептуально-правовой точки зрения. А еще есть два принципиальных вопроса:

5. Субъективность критериев категории «психологическое страдание» фактически распространяет действие закона на все внутрисемейные отношения. Таким образом, семья вместо пространства человеческих отношений превратится в поле действия субъектов права. Так и вижу, что муж отказывает жене в покупке шубы, ссылаясь на соответствующий пункт какого-нибудь кодекса, который позволяет ему это сделать, избежав обвинений в экономическом или психологическом насилии. А жена, в свою очередь, доказывает, что здесь в отношении нее осуществляется экономическое и(или) психологическое насилие, предусмотренное другой статьей! И чтобы решить вопрос они не по-человечески обсуждают, а обращаются в суд или еще куда-то... 

6. Субъективность критериев категории «психологическое страдание» неизбежно приведет к возможности самого широкого трактования норм, что, в свою очередь, неизбежно приведет к вторжению в семью со стороны государства и непонятных третьих лиц в виде НКО. И это повлечет за собой в том числе и злоупотреление, поскольку соответствующим структурам нужно будет оправдывать свое существование и получать соответствующие бюджеты.

Все это невозможно исправить путем внесения правок в закон. О чем солидарно и говорят противники законопроекта. И тогда Матвиенко делает ход конем:

«Мы все-таки стараемся найти компромисс. Не беру радикальные стороны. Высказываются такие радикальные предложения, что они неприемлемы для цивилизованного общества. Мы все-таки найдем компромисс, постараемся сделать этот закон сбалансированным, снять основные тревоги [по поводу] вмешательства в семью - действительно нельзя этого допускать»

То есть, надо это понимать так, что все, кто заявляет о фундаментальной концептуальной порочности предлагаемого законопроекта — это радикалы. Соответственно с ними, по мнению Матвиенко, не нужно разговаривать, так получается?

Или речь идет о какой-то конкретике? Например, есть какие-то сторонники семейного насилия. Ну тогда ее следовало бы озвучить. Нужно было сказать кто это и что это! Потому что лично я такие силы в общественной дискуссии не вижу. Среди противников законопроекта о СБН, к которым я отношу и себя, сторонников семейного насилия (да и несемейного тоже) нет! 

А если  госпожа Матвиенко говорит о неких «радикалах», но не оговаривает кого она имеет в виду, то тогда методом исключения получается, что все, кто не согласен с законопроектом в принципе (а таких большинство, потому что принять закон с правками предлагала только Мизулина) и есть те самые радикалы...

Однако, давайте посмотрим с другой стороны! Ведь если сделать вполне обоснованное предположение о том, что большинство граждан как раз разделяют позицию противников законопроекта, то не кажется ли Вам, госпожа спикер,  что в таком случае получится так, что самый главный радикал — это Вы и есть?! Ведь именно Вы настойчиво, как это сейчас говорят, топите за законопроект!

На мой взгляд, то, что предлагается Вами — это такая гайдаровщина в семейной политике. Гайдар своими шоковыми реформами разрушил экономику страны, а Вы теперь другими шоками  хотите разрушить семью. При этом, предположение о Вашем радикализме, для меня подкрепляется тем, что всех, кто с вами не согласен, тут же записываете в разряд нецивилизованных. Это ли не признак радикализма?

Но этого мало и в заключении Матвиенко говорит: «Эмоций мы наслушались, теперь надо с холодной головой спокойно, профессионально поработать над этим законом».

То есть, те, кто против законопроекта Матвиенко — это, мало того, что радикалы и нецивилизованные люди, но к тому же еще не профессионалы. Хорошо, что ватниками пока не назвали. Ведь так получается?

Для госпожи Матвиенко не важно, что категорически против закона выступают вполне респектабельные люди: заслуженные юристы, профессоры, депутаты Госдумы,  между прочим и детский омбудсмен. Патриарх, в конце концов!

Все это не важно, это все радикалы, нецивилизованные и непрофессиональные люди. Как скоро с такой риторикой мы дойдем до риторики в стиле «ватники», «анчоусы» и т.д?

И по поводу эмоций... Противники законопроекта раз от раза на круглых столах и совещаниях доводят свою позицию, предъявляют аргументацию и требуют объяснить свою позицию от оппонентов. Где здесь эмоции?! А вот его сторонники... Именно они и сделали ставку на эмоции! Ведь с чего все началось? Началось все с манипуляций со статистикой и с оголтелой информационной кампанейщины в сети! И кампанейщина эта нацелена была именно на эмоциональную накачку общества! 14000 женщин год гибнет в российских семьях! Ужос-ужос! За каждой дверью кого-то бьют! Кошмар! #ЯнеХотелаУмирать.  Семья — это территория насилия! Нужно срочно туда вмешаться! Даешь закон! 

Ведь так все было! А теперь мы слышим, что не нужно эмоций. Конечно не нужно! И изначально они не нужны были! Но теперь получается так, что на эмоциях склепали и внесли закон, хотят его принять, общественность резко против. Но в ответ слышит: «не надо эмоций». Разве это разговор? Бросьте свой тон и возьмите человеческий!

#Матвиенко #ДомашнееНасилие #ЗаконСБН


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded